Не знаю уж, насколько мирно, однако уживаются в искусстве две ипостаси: коммуникативная (экстравертная) и интровертная, самоуглублённая… Первая бомбардирует мир посланиями, не особо заботясь о том, интересны ли они адресату. Вторая же «пишет письма» самой себе. Здесь главное— нарциссическое любование извивами собственного почерка, оттенками чернил, риторическими формулами эпистолярного жанра… Вообразим на миг, что эта метафора материализовалась. В каких странных формах могут воплотиться эти неотправленные, а то и вовсе ненаписанные письма! И какое пространство они вокруг себя создают!.. Бутылочное послание без остатка растворяется в морской воде. Растопыривший крылья картонаж прикидывается почтовым голубем. Конверты оказываются не то сотканными из воздуха, а не то они слеплены из дорожного праха, вырублены топором и шиты белыми нитками... И марки, почтовые марки, -- куда же без них! Гашённые невнятными штемпелями, заботливо собранные в нарочно отпечатанные для их систематизации формуляры, почти всамделишные… Гермес, тайной печатью своею замкнувший смыслы эпистол, и ремесло почтаря позабыл; крылатые атрибуты бросил : шапка и башмаки пылятся в небрежении. Неужто вся эта сновидческая бутафория— для одной только попытки объясниться… не с миром, нет – с самим собоЙ! И что—этого мало? Не для того ль и существует искусство? Задавшись вопросом, вчитаемся в «письма художника»…

11.09 - 13.10.2019